Ермак Тимофеев

     Ермак (Ермолай) Тимофеев, внук посадского человека города Суздаля Афанасия Григорьевича Аленина, не был прирождённым Донским казаком, так как таковых почти и не было, а всё казачество состояло из людей пришлых, вольных и по большей части бессемейных.

     Избранный атаманом Качалинской станицы, Ермак Тимофеев вскоре ушёл с несколькими сотнями Донцов вольничать на Волге.

Из числа буйных атаманов этой вольницы, наводившей ужас своими дерзкими разбойничьими подвигами, не только на мирных путешественников и торговые караваны, но и на все окрестные улусы кочевых народов, особенно прославились в то время, кроме Ермака, атаманы: Иван Кольцо, Яков Михайлов, Никита Пан и Матвей Мещеряк. Разбои казаков заставляли Московское Правительство неоднократно высылать воинские дружины на берега Волги и Дона для истребления хищников, пока, наконец, посланный в 1577 году для поимки их казанский воевода стольник Иван Мурашкин, предводительствуя сильным войском, не разбил их на голову и многих из них, переловил и казнил, но многие и спаслись. Толпа этой вольницы, во главе с Ермаком и четырьмя другими атаманами, поднялись вверх по Волге, и явилась на Каме. Здесь атаманы получили грамоту богатых Пермских купцов-солеваров Строгоновых с предложением вступить к ним в службу, оставить разбойничество, примириться с Богом и Россией и защищать Великую Пермь и Восточную окраину христианства, идти воевать Сибирского Султана Кучума. Казаки буйные, но доступные чувству раскаяния, обрадовались случаю загладить свои преступления, мысль - свергнуть с себя опалу за разбои, делами честными и переменить имя грабителей на имя добрых воинов отечества -тронула сердца грубые, но ещё не лишённые совести. Голос, свыше назначенного призвания отозвался в душе Ермака. Неведомый край, простор и свобода, подвиги против бусурман манили вольных казаков.

     Откликнувшись на зов Строгоновых, Ермак с четырьмя другими атаманами 540 казаками прибыл на Чусовую в конце 1579 года. До 1-го Сентября 1581 года Ермак помогал Строгоновым защищать их городки от нападения вогуличей и остяков грабить селения на Сылве и Чусовой.

     Призывая на службу казаков, Строгановы имели в виду, не защиту только построенных ими городков, но и перенесение войны за Урал. Объявив поход в Сибирь, Строгановы усилили казаков 300-ми своих ратников из русских, татар, литовцев и немцев, выкупленных ими из неволи у ногайцев, дали им проводников из зырян и толмачей. Таким образом, Ермак стал во главе отряда в 840 человек, снабжённого продовольствием и оружием (пушечками и семипядными пищалями). Устроив отряд свой, назначив в него атаманов, есаулов, сотников и пятидесятников. Ермак выступил в поход за Урал. Четыре дня плыл он на стругах вверх по реке Чусовой до устья реки Серебряной и два дня по этой последней до сибирской границы. Здесь он высадился и построил земляное укрепление, назвав его Кокуем - городком. Затем пошёл далее волоком до реки Наровли и по ней выплыл на судах в реку Туру, где уже начинался Сибирский край. Опустошив улусы и селения в низ по Туре, казаки захватили в плен одного из сановников Кучума, Таузака, который сообщил им все нужные сведения о земле своей и освобождённый за то, известил своего царя, что «пришли русские воины, стреляющие из луков огнём и громом смертоносным, уязвляющих ранами до смерти, от которых нельзя защитится никакими ратными доспехами». Известия этого было достаточно, чтобы смутить Кучума, заставить его поднять все улусы своего царства на непрошеных пришельцев. 

     Дивные подвиги Ермака Тимофеева в своё время произвели многие басни и, как всё необыкновенное, сильно действующее на воображение, суеверием народа украшены были предшествующие им предзнаменованиями. Говорили, что ещё задолго до того разные небесные знамения предвещали гибель Сибирского Царства.

Узнав о вторжении сильных чужеземцев, Кучум выслал против дружины Ермака царевича Маметкула с многочисленною конницей. Встреча с Ермаком произошла на берегу Тобола, между Иртышём и Тавдою близ урочища Бабасан. Неприятели сражались на конях копьями и стрелами. Русские стреляли из пищалей своих и из пушечек. Отбив несколько атак, Ермак, наконец, опрокинул врагов и открыл путь к устью Тобола.

     На Тоболе же Ермак встретил новую оседлость Кучумовых подданных: в 16-ти верстах от Иртыша князь Карача защищал свой улус. Казаки разгромили его, овладели в улусе богатой добычей и поплыли далее к устью Тобола.

     Здесь Ермака снова настигли татары. Маметкул уже поджидал его в новом укреплении под Чувашёвым. Но Ермак, не доходя ещё до Чувашёва, причалил к берегу близ самого устья Тобола и мужественно кинулся на наездников и пешую рать. Нападение увенчалось успехом. Татары обратились в бегство, удалые казаки сели на струги и поплыли вверх по Иртышу.

Между тем Кучум, получил известие о новом поражении своих татар и о походе Ермака по Иртышу к городу Сибири (Искеру), решил сам отправится на встречу Ермаку, усилить рать Маметкула в укреплении (засеке) под Чувашёвым и преградить путь казакам к Искеру. Это было 22-го Октября 1581 года, в пятьдесят второй день похода Ермака.

     К вечеру этого дня казаки подплыли к Чувашёву, высадились на берег и заняли городище Атик-Мурзы. Между тем Кучум уже соединился с Маметкулом в крепкой засеке. На утро бой должен был решить участь смелого предприятия горстки казаков, или обширного Кучумова царства.

     Многочисленность татар смутила казаков. На собранном совете раздался голос - «идти назад». Но Ермак остановил малодушных. Он представил им опасность обратного пути по глубоким снегам и позор постыдного бегства, сумел вдохнуть в них храбрость и решимость, - если погибнуть, так погибнуть с честью.

     Утром 23-го Октября казаки пошли к Чувашёву на приступ. Битва была жестокая. Татары, наконец, сами вышли из засеки, проломив её в трех местах, и, бросившись на казаков, схватились с ними в рукопашную. Закипел отчаянный бой. С обеих сторон решался вопрос «быть или не быть», с обеих сторон не было пощады врагу. Однако вскоре толпы татар стали заметно редеть. Царевич Маметкул был ранен и переправлен на ту сторону реки с приближёнными к нему людьми. После упорного боя казаки опрокинули врагов. Бой кончился к ночи. Утомлённые и ослабленные значительной потерей (107) человек, победители отошли на ночь к Атику-городку, выставив здесь крепкую стражу на случай нападения татар. Но напрасно было опасение их. Остяцкие князья, видя неудачу, бросили Кучума и разошлись по свои улусам. Сам старый Хан с остатками орды оставил засеку и бросился с оставшимися в живых своими подданными в степь искать себе приюта. 26-го Октября казаки заняли столицу Кучумова царства, Сибирь, где нашли богатую добычу.

     Овладев царством, Ермак, столь же благоразумный, сколь и храбрый, мерами необходимой строгости к своей вольнице и ласковым обращением с туземцами, являвшимися с покорностью, сумел поселить в жителях окрестной страны доверие к себе и тем побудил их, возвратится на обычные свои кочевья и жилища.

     В то время как Ермак Тимофеев, с малою дружиной одерживал успех за успехом, Кучум, владетель обширной страны, дряхлый, потерявший зрение, но всё ещё бодрый духом, скитался в Ишимской степи, предоставляя наблюдение за казаками Маметкулу, который иногда отхватывал смельчаков, неосторожно отдалявшихся от своего стана. Ермак, имевший сношение с туземцами, узнав от них весной 1582 года о расположении Маметкула с многочисленной толпой на реке Вагае, отрядил против него 60 своих удальцов, ночное нападение их увенчалось полным успехом. Напав врасплох, они умертвили большую часть сонных татар, взяли самого царевича живым и привели его в Искер к Ермаку. Овладев затем многими селениями по рекам Иртышу и Оби и, в числе их остяцким городком Назымом (на приступе коего убит был Никита Пан с несколькими казаками). Ермак возвратился в Искер, откуда известил о своих успехах Строгановых и отправил атамана Ивана Кольцо с товарищами в Москву - «бить челом Царю Царством Сибирским».

     Царь радостно принял челобитье. Он простил казакам все их прежние разбои по Волге, пожаловал посланных деньгами, оружием и сукнами, позволил Кольцу набирать на возвратном пути охотников из свободных людей для заселения Сибири и повелел отправить Маметкула в Москву. В грамоте своей, милостиво объявив о забвение старых вин и вечную благодарность России за важную услугу. Иоанн назвал Ермака «Князем Сибирским», а вольницу его «Царскою служилою ратью», велев ему начальствовать и распоряжаться, чтобы утвердить порядок в земле и Верховную Государеву власть над нею. Для принятия Сибирских городов, царь приказал послать воеводу, князя Семёна Болхоского и голову, Ивана Глухова со стрельцами.

     Между тем, завоеватели Сибирского Царства не праздно ждали добрых вестей из России. Рекою Тавдою ходили в землю вогуличей и распространяли власть свою до лесов и болот пелымских. Умножив, таким образом, число данников, расширив свои владения в древней земле Югорской до реки Сосвы. Ермак возвратился в Сибирскую столицу принять за славные труды свои отличную награду. В Искер прибыли Иван Кольцо с товарищами и воевода князь Болховской со стрельцами и ратниками, отправившиеся из Пермской области осенью 1583 года. Прибытие воевод и ратников обрадовало Ермака и казаков. Царское «жалованье» и подарки свидетельствовали им о снятии опалы с них и о милости Царя, а ратники подкрепили храбрую, но поредевшую в боях дружину героя для дальнейших предприятий. Однако счастье Ермака и его сподвижников не долго продолжалось, - вслед за тем начались испытания и бедствия смелых завоевателей. Последние, приняли с честью прибывших воевод и ратников, одарили их дорогими сибирскими мехами, но не озаботились сбором для них и для себя продовольствия на зиму. Между пришельцами открылась жестокая цинга. Страшные морозы и вьюги, препятствуя казакам ловить зверей и рыбу, мешали и доставлению хлеба из окрестных юртов, где некоторые жители занимались скудным землепашеством. Явившийся голод усилил болезнь и смертность среди стрельцов и казаков. Между многими умер и воевода Иоаннов, князь Болховской, с честью схороненный в Искере. Только с весной миновали бедствия: теплота воздуха способствовала излечению больных, подвозы доставили продовольственные припасы. По зато с весной же, явились другие беды: потеряв почти половину воинов от голода и болезни, Ермак начал нести значительную убыль в силах от легковерия и неосторожности. Первый его атаман Иван Кольцо и с ним 40 казаков, пали жертвою вероломства в улусе мурзы Карача на реке Туре. Последний, покинув Кучума, коварно ласкал завоевателей, выражая покорность дарами, клялся в верности, но готовил измену и ждал лишь времени и случая, чтобы, подняв инородцев, избавить отечество от пришельцев. Другой атаман Михайлов, подошедший к улусу для разведки, был также убит. Восставшие данники наши, татары и остяки сибирские, соединились в поле с Карачею, и необозримыми кибитками обложили Искер, где Ермак с горстью сподвижников увидел себя в тесной осаде. Быстро было завоёвано Царство, но ещё быстрее он мог потерять его. Из всего обширного Царства он владел теперь только тем, что непосредственно занимала его дружина -несколько саженей деревянной стены и земляне укрепления Искера. Положение дружины стало трудным, делать вылазки было опасно, -потеря каждого казака или стрельца была невознаградима. Производить стрельбу было бесполезно, неприятель стоял в трёх верстах и стрельба из лёгких пушек Ермака, не имела такой дальности. Продолжительная осада крепости грозила голодной смертью защитникам её. К счастью, отчаянно-удачная вылазка атамана Мещеряка, с частью отряда выручила осаждённых из беды. 12 Июня, ночью Мещеряк с казаками прокрался сквозь обозы неприятеля к стану Карачи, напал на сонных татар, часть их умертвил (в том числе двух сыновей Карачи), другую обратил в бегство. На рассвете Карача собрал своих татар и напал на казаков, засевших в захваченном княжеском обозе, надеясь подавить их числом, но казаки ружейною стрельбой отбили все нападения татар и в полдень с торжеством возвратились в город ими освобождённый, так как Карача, потеряв надежду одолеть казаков ушёл за реку Ишим. Таким образом, судьба ещё раз благоприятствовала героям и спасла их, от неминуемой казалось гибели. Чтобы наказать врага и обезопасить себя на будущее время, Ермак с слабою уже дружиной в 300 человек двинулся вслед за Карачею вверх Иртышём, распространить на восток владения России. В эту последнюю экспедицию он завоевал все места до Ишима, взял несколько городков, достиг реки Шиши, где начинались голые степи и, распространив дань в этом новом завоевании, возвратился в Искер с трофеями, но уже последними.

     Около двух лет, господствуя в Сибири, казаки успели завести торговлю с отдалёнными азиатскими странами. Получив весть от бухарских купцов, что Кучум не пропускает их в город Сибирь, Ермак поплыл навстречу им по Иртышу на судах, всего только с 50-ю казаками и не найдя их в ночь с 5-го на 6-е Августа расположился на берегу Иртыша. Утомлённые путём, казаки крепко заснули, не выставив караульных, между тем на другом берегу бодрствовал противник. Отыскав брод и переправившись, через реку под проливным дождём, татары напали на сонных казаков и всех их перерезали, кроме двоих. Один бежал в Искер, другой сам Ермак, отразив убийц, бросился в бурный глубокий Иртыш и, не доплыв до своих стругов, утонул отягчённый стальной бронёй, данною ему Иоанном.

     Так кончил бурную жизнь этот сказочный герой. Благодарное Отечество, предав забвению его грабежи на Волге, изгладило имя разбойника и нарекло его «Покорителем Сибири».